Заказать бесплатный звонок врача
   

Стоит ли доверять медицине,

которая практически всегда говорит «нет» своему пациенту даже в случае его способности оплатить свое лечение?

В ноябре 2015 года на официальном сайте «Радио Свобода» было опубликовано интервью с главным онкологом России Михаилом Давыдовым. Редакция сайта больницы Рамбам решила выразить собственное мнение о положении дел в российской онкологии.

Михаил Давыдов смело заявляет о лидирующих позициях российской онкохирургии в международном медицинском сообществе. Цитата:

«В разделе онкохирургии мы, я бы даже сказал, лидируем».
Отделение онкологии больницы Рамбам Быть может, главный онколог имеет ввиду мануальные навыки своих коллег, то есть их способности по удалению опухолей в соответствие с принятыми в России хирургическими техниками? К сожалению, израильские хирурги хорошо знакомы с результатами большинства таких техник, когда пациенту предлагают удаление всего горла, половины лица или всей молочной железы с последующим лимфостазом.

Можно предположить, что сам Михаил Давыдов и некоторые его коллеги владеют щадящими хирургическими техниками, что недоступно большинству россиян. Например, чтобы сохранить женщине грудь, израильские онкохирурги использую технику skin sparing mastectomy, заключающуюся в удалении всего содержимого груди, не нарушая целостности кожного покрова. Эта техника требует высочайших навыков, которые передаются на международных мастер классах и приобретаются долгими годами практики. Насколько нам известно, российская медицина не финансируется на таком уровне, чтобы оплачивать долговременные курсы повышения квалификации своим врачам в крупных международных медицинских центрах.

«В терапии мы, конечно, уступаем: промышленности нет, науки нет, препаратов нет, техники нет»,
- говорит главный онколог России. Видимо российской онкохирургии, не уступающей «точно никому», неизвестно, что, именно, благодаря медицинской промышленности и биотехнологиям современные онкохирурги выполняют органосохраняющие операции, не оставляя практически никаких шансов на рецидивы. Для высокоточного определения локализации и границ опухоли в израильских операционных используются КТ и МРТ навигации, а так же высокочувствительные датчики, идентифицирующие патологические края злокачественных образований, что позволяет произвести их резекцию с высочайшей точностью без повреждения нервных тканей, сосудов и близлежащий органов.

Именно благодаря высокотехнологичным скальпелям, оснащенным системой антикоагуляции осуществляются бескровные хирургические вмешательства. В современной медицине большинство операций выполняется мининвазивными методами с помощью лапароскопических инструментов, которые так же являются результатом развития медицинской промышленности. Речь идет не только о благополучно протекающем хирургическом процессе, но и о судьбе прогноза и послеоперационных осложнениях.

Если коснуться уровня оснащенности операционных залов, то здесь прослеживается абсолютная зависимость безопасности пациента от высокотехнологичного мониторинга и конвертируемой вентиляции помещений. При отсутствии этих двух составляющих (мониторингового оборудования и абсолютной стерильности воздуха) у пациента возникают высокие шансы подвергнуться риску внутриоперационных и послеоперационых осложнений - от инфицирования до остановки сердца. В современной хирургии врачу недостаточно иметь «золотые руки», поскольку только их наличие не решает проблемы рецидива, осложнений и инвалидности. Для предотвращения вышеуказанных проблем в развитом медицинском мире разрабатываются и постоянно внедряются в практику высокие технологии.

Все виды онкологических заболеваний можно успешно лечить в России в случае раннего выявления,
- безусловно, шансы на излечение значительно возрастают, когда пациент приходит за помощью на ранней стадии заболевания. Но, что же делать тем, кого минула скринниговая программа и заболевание уже захватывает весь организм? Абсолютное мнение онкологов Израиля показывает невероятную разницу в подходах: «Благодаря медицинским технологиям и иммунотерапии многие онкологические заболевания приобретают хроническую форму, позволяя пациентам жить гораздо дольше». Главный онколог России, так же, предполагает, что «большая перспектива заключается в том, что будет развиваться иммунная онкология», тогда как в Израиле имуннотерапия серьезно набирает темп и сотни пациентов уже спасены. Михаил Давыдов совершенно правильно призывает своих соотечественников проходить профилактическую диагностику, но как же это реализовать, когда по его же словам
«половина томографов не работают, в ремонтах лежат непрерывно? Когда «онкологическими больными занимаются все…существует проблема организации процесса лечения»,
то каковы шансы у даже вовремя диагностированного пациента получить своевременное лечение? Уходят драгоценные недели и месяцы на поиски точного адреса спасителя, и ранняя стадия поступательно переходит в последующие, уже неизлечимые стадии в реалиях медицины России. Система скриннингов, о которых правильно заявляет М. Давыдов, к сожалению, доступна россиянам только за рубежом, поскольку практики скриннингов онкологических заболеваний в России попросту не существует.

Диагностические заключения, поступающие из российских центров в Израиль, по мнению многих врачей Израиля «ниже всякой критики». Это связано с тем, что медицинская аппаратура, используемая при обследованиях либо устаревшая, либо результаты диагностики расшифровываются плохо подготовленными специалистами. Ошибки в диагнозах со стороны российских специалистов – очень распространенное явление, с которым врачи Израиля сталкиваются постоянно.

Печально, когда главный онколог страны признается в том, что у в России нет эффективных лекарств. А его предположение, о том, что

«Россия сможет иметь собственную конкурентоспособную фармацевтическую промышленность»
- дело очень далекого будущего.

Мы не берем на себя роль советников, но когда главный онколог России согласен с тем, что

«пациент вынужден покупать себе препараты сам…», а «квота не превышает двухсот тысяч рублей, а мы часто тратим на пациента полтора миллиона»,
то возникает вопрос - стоит ли доверять медицине, которая практически всегда говорит «нет» своему пациенту даже в случае его способности оплатить свое лечение?

Свяжитесь с нами

Пожалуйста, заполните ваши данные.
Наш медконсультант перезвонит Вам с оптимальным решением Вашей проблемы.